Дмитрий Богданов (zm_sochi) wrote,
Дмитрий Богданов
zm_sochi

Categories:

Джордж Сорос. Показательный злодей эпохи!

Дродж Сорос осознает, - пишет Repablic, - что ему присвоен статус показательного злодея эпохи...

Его успехи в финансовом мире и его еврейство делают его неотразимым антигероем для множества политиков во всем мире. «Я стою за принципы, выигрываю я или проигрываю, – говорит Сорос в большом интервью для New York Times Magazine. – К сожалению, сейчас я проигрываю слишком сильно и слишком много где».



В чем его идея?

Сам Сорос говорит, что базовые представления о том, что хорошо и что плохо, он получил в 1944 году, когда 13-летним юношей в Венгрии был свидетелем репрессий против евреев. Тривадар Сорос, отец Джорджа, чтобы защитить сына, отправил его жить в дом к знакомому чиновнику. Чиновник выдавал Джорджа за своего крестного и иногда брал с собой на работу, а работа, в частности, предполагала учет собственности, принадлежавшей евреям. Так возник миф (которых о Соросе существует множество) о том, что тот был во время войны нацистским коллаборационистом, пишет автор интервью Майкл Стайнбергер.

Сорос близко видел нацистский режим и был свидетелем первых шагов коммунистов, утверждавшихся у власти в послевоенной Венгрии. Сорос – человек, бежавший от обеих этих политических стихий. Оказавшись в Лондоне в 1946 году, он стал слушать лекции австрийского философа науки Карла Поппера, переехавшего в Британию годом ранее.

Сороковые годы прошлого века были определяющими для всей его второй половины. Это время, когда – помимо попперовского «Открытого общества и его врагов» – написаны «Бегство от свободы» Эриха Фромма, «Дорога к рабству» Фридриха Хайека, «Скотный двор» Джорджа Оруэлла. В русской культуре в то же время появляются притча о свободе – «Дракон» – Евгения Шварца, статья «Россия и свобода» Георгия Федотова, «Под знаком незаконнорожденных» (написанный по-английски, в оригинале Bend Sinister), самый политический роман Владимира Набокова.

Поппер говорил о том, что общество способно преодолеть свои магические, родоплеменные и коллективистские начала и прийти к состоянию, в котором индивидуальные, свободные граждане принимают решения о своей жизни самостоятельно. Поппер представлял мир, в котором сообщества, основанные на сословных традициях и племенных связях, становятся открытым обществом, основанным на разумных, осознанных договорных отношениях.

Дух того времени – в критике обоих тоталитаризмов, фашистского и коммунистического. Глубокое осознание ценности индивидуальной жизни вело к осознанию гибельности подчинения личности тоталитарной воле государства, не важно на чем основанной – на идеях этнического превосходства или на вере в единственно верную идеологию. Острота этого понимания давно в прошлом даже на Западе, что уж говорить о России, в которой приравнивание Сталина к Гитлеру предсказуемо вызывает эмоциональные взрывы.

Образ действия

Парадокс современности в том, что антитоталитарные идеи послевоенных времен – будучи вписанными в большинство конституций – в разных странах в разной степени являются фактом политической реальности. Далеко не везде права индивидуальности по-настоящему защищены, но борцов за них много, а сама идея защиты прав граждан и меньшинств не вызывает принципиального отторжения. Повышенный градус ненависти к Соросу, вероятно, связан не столько с его кредо, сколько с избранным им образом действия. То, что называют «филантрокапитализмом» (Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Илон Маск и др.), нередко вызывает жесткую реакцию политиков. В речах Орбана Сорос предстает тем, кого в советское время называли «безродным космополитом» (тогда это тоже было эвфемизмом для отсылки к еврейскому происхождению ругаемых). «Мы боремся с врагом, который отличается от нас… Он не национален, а интернационален; он не верит в труд, но спекулирует деньгами; у него нет родины, но он считает, что владеет миром», – говорил Орбан в одном из предвыборных выступлений.

Если отвлечься на секунду от антисемитского подтекста этих слов, нельзя не увидеть здесь неприятия конкуренции с государством.

«Филантрокапиталисты» заняты альтернативным перераспределением благ. Они – каждый в меру своих убеждений и талантов – решают, как будут использованы огромные средства, по объему сравнимые с бюджетами некоторых стран. Критическое отношение к спекулятивному происхождению капитала многих филантропов свойственно не только популисту Орбану. Quantum, хедж-фонд, изначальный бизнес Сороса, прославившийся мощными выигрышами на валютных рынках, конечно, не был единственным, кто играл против британского фунта или тайского бата. Были и другие. Но сама индустрия, сделавшая Сороса миллиардером, пишет Майкл Стайнбергер, внесла свой вклад в создание той «атмосферы ненависти», от которой страдает сегодня Сорос-филантроп.

Еще в 2000-х Сорос собирался сворачивать фонд, а теперь не собирается.

Изначально мысль была в том, что фонд не должен был пережить своего создателя: организация потеряла бы динамизм и утратила предпринимательский дух, благодаря которому появилась на свет. Но Сорос передумал. «У меня больше денег, чем можно с пользой потратить в течение человеческой жизни», – говорит он в интервью New York Times Magazine. И Орбан, и Путин по-своему помогли Соросу принять это решение. Состояние либеральных ценностей и гражданского общества во множестве мест таково, решил он, что деятельность фонда станет только актуальнее: «Я нашел миссию, нишу, работу в которой можно продолжать».

Это не просто слова. Прошлой осенью финансист объявил, что начал перевод $18 млрд, около 80% своего состояния на тот момент, в пользу Фонда «Открытое общество». Фонд Сороса таким образом станет второй по величине филантропической организацией в США после Фонда Билла и Мелинды Гейтс. Это разветвленная структура с 1800 сотрудников в 35 странах, международным наблюдательным советом, восемью региональными и 17 советами по конкретным темам. В сегодняшнем виде фонд, располагая годовым бюджетом в $1 млрд, поддерживает проекты в области образования, здравоохранения, независимых медиа, вопросов иммиграции и реформы уголовного законодательства.

Еще один парадокс современного мира в том, что рынки безграничны, а политические пространства становятся все более изолированными. Благодаря глобальным рынкам Сорос и другие сторонники либеральных ценностей, готовые вкладываться в их поддержку, обладают огромной силой. Но одновременно столь же сильны политические ветры, дующие в противоположном направлении.

Совпадение свободы рынков в экономике и либеральных ценностей в политике, которое могло казаться естественным и даже единственно возможным в середине ХХ века, на практике оказалось преходящим. Возможно, это просто было историческое совпадение. Мир не просто остается глобальным для капиталов и рынков, он становится более глобальным.

Источник!
Tags: примеры из-за рубежа, работа руководителя, разное, стоит прочитать, тенденции, управление
Subscribe
promo zm_sochi may 14, 2014 13:12 33
Buy for 200 tokens
По мере сил стараюсь информировать друзей, знакомых, партнеров и просто наших сограждан о том, зачем вообще курорт Сочи нужен стране и в чем отличие между отдыхом в Турции (кстати, одной из моих любимых стран в плане отдыха) и поездкой в санаторий или пансионат с лечением в Сочи... :) Сочи…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments