Экофорум в Красной Поляне: Размышления по итогам!

Все пишут про форум в Сочи :) Елена Шатковская тоже решила поделиться своими мыслями:

Никак не получается разделить восторг некоторых коллег от форума. У меня сложилось очень неоднозначное впечатление. С одной стороны, безусловно, хорошо, что была предпринята попытка собрать вместе бизнес и ООПТ, хорошо, что началась дискуссия, которая активно продолжается в соцсетях, значит, зацепило. Респект Дмитрий Колосов, который очень четко и умно сформулировал тематику секций (тут есть чему поучиться, планируя совещания директоров ООПТ). 

Секций было много, к сожалению, не удалось побывать на тех, которые для меня представляли непосредственный интерес. Но вот сумеют ли договориться наш, российский, бизнес и охраняемые территории – вопрос остался. 

Экофорум в Красной Поляне

Что меня смутило. ООПТ были поставлены в ситуацию, когда они должны были оправдываться перед бизнесом (надеюсь, не на всех секциях). Такой допрос с пристрастием, например, берете ли вы деньги с детских групп. Отвечать только «да» или «нет». Объяснения про мизерную стоимость, социальные проекты, дифференцированный подход, содержательную составляющую – в расчет не принимались. Надо, чтобы на ООПТ все было бесплатно. Но ведь бизнес зарабатывает, он же берет деньги за организацию детских походов, лагерей и т.п. Кстати, гораздо больше, чем Кенозерский национальный парк, например. Или Большая Валдайская тропа должна быть бесплатной, но обслуживать ее должен Валдайский Парк Валдайский НП: мусор, дрова, содержание и т.д. и т.п. Оказывается, мы всем должны. Потому что государственные.

Понятное дело – Роза Хутор, со всех сторон окруженная либо заповедником, либо национальным парком. Кататься только на канатной дороге – через какое-то время станет скучно. Как задержать посетителя? Только открыв доступ на территории ООПТ. И если не получается отрезать очередной кусок заповедной земли, хочешь не хочешь, надо договариваться и разрабатывать совместные проекты. И это замечательно, что именно по такому пути они и пошли. Но одно дело сочинские ООПТ, а другое дело – все остальные (за исключением разве что «Лосиного острова»).

Наверное, многим ООПТ, расположенным в российской «глубинке» знакома транспортная малодоступность, отсюда сезонность и т.д. А еще медицинское обслуживание (вернее, его отсутствие), энергообеспечение, связь и т.п. Почему-то большинство комментариев к заметкам Александр Железняк (Alexandr Zheleznyak) свелось к экотропам, наблюдению за животными. Валерий Мосейкин (Valery Moseykin) , например, считает, что надо начинать с экотуристических событий, вокруг которых когда-нибудь выстроится инфраструктура. ОК, возьмем НП «Онежское Поморье»: встречи с животными гарантированы, роддом белухи, миграционные пути птиц. Но нет никакой логистики, нет морского транспорта, самолёт АН-2, зависимый от погоды и учений в Белом море. Преодолели, забросили наблюдателей. Сделали свои лучшие снимки. Дальше что? Где поспать, поесть, помыться в ожидании негарантированной обратной дороги? Все проблемы системные, и не вчера начались. Сделаем мы и экотропы, и музеи, и Визит-центры, будем развивать инфраструктуру гостеприимства. Но начинать надо с базовой инфраструктуры: малая авиация, дороги, транспорт. А это уже вопросы к государству.

Но почему-то все эти проблемы остались за скобками этого мероприятия. Также как и проблемы сохранения культурного наследия. 

Вы же не будете отрицать, что «ЭКО» – это ДОМ, а не только дикая природа. У нас ситуация с культурным наследием в стране – катастрофическая. Россия скоро станет одним сплошным железным забором, пластиковыми окнами и сайдингом. Очень многих посетителей привлекают не только встречи с дикими животными, но и традиционная культура, историческая среда, подлинность, желание и возможность получить ответы на важные вопросы. А все это могут обеспечить только коренные жители. Но наше законодательство и так нелегкую жизнь простых людей сделало просто невыносимой. Коренное население лишили приоритета на традиционные виды природопользования, которые на протяжении столетий определяли их жизненный уклад, ставший, кстати, одной из причин заповедания территории. Только тогда, когда люди поймут, что их права не будут ущемлены, что жить в национальном парке это круто, интересно, надежно, тогда они будут первыми помощниками парка и защитниками своей территории. Тогда они не уедут от безнадежности в города, тогда красивые русские деревни не превратятся в дачные поселки, тогда они гостеприимно распахнут двери своих старинных домов для туристов. Правда, один модератор предположил, что они просто ленивые. Спишем на неграмотность. Надеюсь, многие все-таки услышали в выступлениях зарубежных коллег прекрасные примеры работы с местными жителями, возрождение забытых производств, а это элемент идентификации местного населения, возвращение к корням, к той культуре, которая присутствовала здесь раньше, и это очень интересно посетителям.

Да, туризм – это и риски, и возможности. Поэтому необходимо тщательное планирование, выстраивание коммуникаций, как по горизонтали, так и по вертикали, сотрудничества всех сторон, привлечения внешних инвестиций. И главное – обеспечить баланс между сохранением и использованием наследия.

Мне, например, понравилась мысль В.М. Захарова. Смысл ее в том, что ООПТ России и не должны закрыть собой весь экотуризм. В России много уголков дикой нетронутой природы. А ООПТ должны быть как бы Эверестом, моделью организации экотуризма. Ну вот действительно, кто мешает бизнесу осваивать эти территории, делать их образцово-показательными и привлекательными, организовывать прекрасные экотропы, зеленые гостиницы, внедрять новые технологии. И желательно, чтобы это было по карману нашим небогатым соотечественникам, чтобы родители могли отправлять своих детей на морские побережья. Кроме этого, у крупного бизнеса больше возможностей пролоббировать в нашем законодательстве создание частных заповедников, национальных парков. Создавайте, сделайте их лучше, чем в Европе, Америке, с бесплатным входом, условной платой за оказываемые услуги.

И тогда не придется одной известной туркомпании из Архангельской области выдавать пожилых западных профессоров за студентов, требуя от Парка разместить их на льготных условиях. А еще лучше – стройте гостиницы, мотели, кемпинги, кафе и рестораны за границами национальных парков. Сколько рабочих мест можно создать, сколько деревень от вымирания можно спасти! Не одному же Парку, в конце концов, об этом заботиться. Это очень сложно, например, чтобы открыть заведение общепита надо пройти не один десяток контролирующих органов и учесть не одну сотню подзаконных актов. Мы пробовали – не получилось. У нас все законодательство заточено на крупный бизнес. Да, к счастью у нас в области есть исключения – это отель Лесной отель "Голубино" в Пинежском районе. Анна Клепиковская (Anna Kl) с командой не только развивают туризм в глубинке, но и вовлекают в это местных жителей, заботятся о сохранении культурных традиций.

Еще один важный, на мой взгляд, момент – терминология. Я, например, не понимаю, что такое детский туризм. То, что дети – самая важная категория посетителей – понимаю, а детский туризм – нет. Спасибо, Владимир Омельченко (Vladimir Omelchenko) , сейчас в Министерстве просвещения пробуют с этим разобраться. И что такое экологический туризм – тоже не совсем понимаю. А событийный туризм, культурно-познавательный, сельский? Вам не кажется, что все это и есть устойчивый туризм? Мы, например, именно таким туризмом и занимаемся, даже не помню с какого времени – давно. Определение «устойчивого туризма» было дано на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г.: это любые формы освоения территорий, связанных с развитием туризма, обеспечивающие длительную сохранность природных ресурсов и культуры и являющиеся социально и экономическим приемлемыми и справедливыми.

И совсем непонятны упреки в адрес директоров, особенно от коллег. Уж вам ли не знать про количество проверок, что бумаги, направляемые в разные контролирующие и надзорные органы, измеряются не в количествах, а в килограммах. Создается впечатление, что мы созданы для того, чтобы оправдать существование всех этих органов. Например, у нас обнаружили отсутствие паспорта отхода на ПЫЛЬ от комбикормов для лошадей. У нас система не поощрительная, а карательная. Как говорил Дмитрий Потапенко: «Сейчас пытаться следовать всем регуляторным документам – это все равно, что заставить вас одновременно и бегать, и танцевать, и водку пить…». Но каждый год мы официально открываем детские лагеря, в которых деревенские дети учатся и отдыхают бесплатно, а родители остальных детей получают компенсации расходов на оплату путёвок. И еще. Чтобы что-нибудь инфраструктурное создать, да еще на европейском уровне (не чучел же в конце концов в музеях показывать), нужны элементарно деньги, и в придачу большой энтузиазм директора (одновременно бегать, танцевать и водку пить все-таки нелегко).

Отдельный респект моим коллегам Владимир Кузнецов (Vladimir Kuznetcov) и Рафиля Бакирова (Rafilya Bakirova), представившими проект «Великий Уральский путь». Грандиозная перспектива, пусть все получится!

Полагаю, что далеко не все будут со мной согласны. Ради бога, но страница не моя, в дискуссиях участвовать некогда. Началась рабочая неделя.

Источник!

promo zm_sochi may 14, 2014 13:12 33
Buy for 200 tokens
По мере сил стараюсь информировать друзей, знакомых, партнеров и просто наших сограждан о том, зачем вообще курорт Сочи нужен стране и в чем отличие между отдыхом в Турции (кстати, одной из моих любимых стран в плане отдыха) и поездкой в санаторий или пансионат с лечением в Сочи... :) Сочи…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.