?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Рассказ о поколении, сумевшем создать на базе Сочи один из лучших мировых курортов.

Утром 3 октября 2009 на 85-м году жизни остановилось сердце легендарного мэра г. Сочи Вячеслава Александровича Воронкова. В 70-е годы XX века в американской прессе его называли не иначе, как лучший мэр в СССР. Нужно отдать должное американцам, которые в то время уже начали внимательно изучать и использовать опыт берегоукрепления и курортного градостроительства в Сочи, считая его весьма перспективным. И не без основания. Автору этих строк в конце 90-х в министерстве экономики Испании пришлось самому услышать, что опыт курортного градостроительства Сочи в эпоху, когда мэром Сочи был В. Воронков, внимательно изучен и учтён испанцами в ходе создания крупных прибрежных туристско-курортных агломераций.

Не удивительно, что хоронил Воронкова весь город. А весть о его кончине облетела не только нашу страну. На траурной церемонии прощания явно выделялась небольшая группа совершенно седых людей – соратников Вячеслава Александровича, которые тело и горестно приветствовали друг друга, стойко держась заметной группой в потоке людей. При этом было отчётливо видно, что соратников бывшего мэра Сочи толпа почтительно обтекает.

 

В. Воронков со своими соратниками, преодолевая все сложности своего времени, которых в истории нашей страны было немало, сумели создать один из лучших мировых курортов. Но не во все времена, как сегодня уже вполне очевидно, в Сочи устремлялись миллионы людей, чтобы не просто отдохнуть, но ещё и увидеть происходящее на их глазах чудо – как из разбросанных по побережью небольших городов и посёлков зарождался большой. Красивый, благоустроенный город-сад. В который, судя по прививкам на знаменитом Дереве Дружбы, потянулись люди со всех континентов нашей планеты. Даже такие избалованные комфортом люди, как последний шахин-шах Ирана, его семья и окружение, бывая в нашей стране, с восхищением отзывались о Сочи как городе-курорте. И вопреки всем дипломатическим канонам того времени устраивали в Сочи приёмы в честь Воронкова и членов его команды, отдавая дань уважения их таланту и созидательной дерзости.

Какое же наследство нам оставил В. Воронков и его поколение тружеников, которое, как с горечью отметил в своём «Письме памяти» председатель клуба друзей Сочи, объединяющего всех сочинцев в нашей стране и за рубежом, депутат Госдумы РФ К.Ф. Затулин, мы сегодня «так бездумно и бездарно растрачиваем»? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно, прежде всего, вспомнить, что до Воронкова нынешний Сочи выглядел совершенно иначе. Не существовало до него, как теперь принято говорить, Большого Сочи. Были небольшие городки Адлер, Хоста, собственно Сочи (нынешний Центральный район Сочи), пос. Лазаревское. Плюс около 80 сельских посёлков, разбросанных по всему Черноморскому побережью на расстоянии почти полутора сот километров, от границ нынешнего Туапсинского района до Абхазии и на глубину порядка 70 км от берега моря до вершин Главного Кавказского хребта.

Вместо Сочинского национального парка на этой территории существовало множество лесхозов, в которых шла промышленная вырубка древесины для нужд народного хозяйства страны. На этой территории действовало более тысячи относительно крупных общественных котельных на угле, дровах, солярке, дым от которых порой застилал большие пространства, особенно в сырое зимнее время. Никакой системы промышленной очистки канализации практически не существовало. Были только локальные системы водоснабжения. Да и то только в районах санаторных застроек.

Не существовало тогда и морского порта в его нынешнем виде. А на этой территории был большой базар, куда со своими товарами стекались сотни людей из самых дальних уголков южного склона Западного Кавказа и Закавказья. Не было никакой эстакады, соединяющей сегодня центр Сочи и адлерские транспортные узлы. Из центра Сочи в Адлер шла узкая горная дорога, вихляя по центральным улицам многочисленных поселений. Только преодолевая головокружительные «тёщины языки», можно было добраться до центра курорта и обратно.

В то же время, в основном в довоенный период, на территории нынешнего Сочи было построено более десяти крупных санаторных комплексов, целый ряд уникальных инженерных сооружений. Это позволило в кратчайший срок превратить курорт в один из самых больших госпиталей страны уже в начальный период Великой Отечественной войны и вернуть в строй более 500 тысяч раненых бойцов.

Эти санатории и прекрасные проекты ж/д вокзалов, Зимнего театра и многие другие объекты, созданные руками самых лучших архитекторов того времени, уже украшали Сочи к началу 60-х годов, придавая ему неповторимый стиль. Этот существенный градостроительный заде, продолжая дело своих дедов и отцов, поколение Вячеслава Воронкова разумно и творчески развило и преумножило. Отдельные прекрасные архитектурные вкрапления на территории нынешнего Сочи, как правило, бережно и умело вписанные в уникальный природный ландшафт, создавали хорошую основу для того, чтобы, используя уникальную природу, памятники истории и культуры, создать здесь один из лучших мировых курортов. И такую смелую задачу команда Воронкова перед собой поставила и при поддержке руководства страны успешно решила.

Удивительно, но они не только сумели предугадать мировой туристический бум 80-х и последующих десятилетий, в результате которого туризм стал сегодня одной из ведущих отраслей мировой экономики, но и заложить долговременные градостроительные основы для того, чтобы вписать сочинский курорт в мировые тенденции развития туризма. Этим они не только достойно ответили на вызов своего времени, но во многом опередили его. Только сегодня крупные курортные агломерации во всём мире стали приобретать свойства целостных, хорошо управляемых больших градостроительных систем. Это продиктовано требованиями безукоризненной организации комфортного размещения уже миллиардных турпотоков по всей планете. А Воронков с товарищами уже к началу 60-х годов выдвинул идею создания Большого Сочи. И они не просто выдвинули, а воплотили эту идею в новый генеральный план развития Сочи, привлекая для его создания более 70 союзных проектных и научно-исследовательских институтов всего СССР.

В 1967 г. Советом Министров РСФСР новый генплан развития Сочи был утверждён. Началось его активное и творческое осуществление. Из разрозненных посёлков и городов был сформирован Большой Сочи в составе Адлерского, Хостинского, Центрального и Лазаревского районов. Большой Сочи стал одним из крупнейших городов мира, раскинувшись на площади более чем в 3,5 тысячи кв. км. Сочи по площади стал в 4 раза больше такого мегагорода, как Москва.

Из расположенных на этой территории лесхозов был создан один из лучших в стране парков – Сочинский национальный парк, который наряду с Кавказским биосферным заповедником стал уникальным зелёным обрамлением сочинского курорта. Из прибрежной территории были вынесены практически все деревянные бараки, а на их месте раскинулись прекрасные парки, терренкуры, став органической частью бурно развившегося туристско-курортного комплекса.

Десятки тысяч сочинцев получили благоустроенное жильё, началось создание десятков новых санаторных комплексов по всему побережью. Сочи быстро превращался в уникальный город-сад, с прекрасной планировкой, раскрывшей курорт для тёплых морских бризов, чередовавшихся с прохладными воздушными потоками с заснеженных горных вершин Кавказского хребта, насыщенных ароматом зелёного убранства его южных склонов. В городе были убраны практически все придомовые заборы. Вместо них всё обсаживалось зелёными насаждениями для создания не только зелёного наряда в городской черте, но и обеспечения полной проветриваемости города, чтобы в любую его точку свободно проникал чистый горно-морской воздух.

В городской черте наряду с мощнейшей закольцованной системой водообеспечения была создана уникальная система с полной биологической очисткой всех видов стоков в поймы рек и акваторию моря. Такого не было ни в одном городе-курорте не только нашей страны, но и ни в одном городе во всех причерноморских государствах. Поэтому в Сочи было самое чистое море. Многие отдыхающие, уезжая, брали с собой в бутылках морскую воду как лекарство, а сочинцы с удовольствием полоскали морской водой своё горло, справедливо считая её лечебной.

Через Кавказских хребет в Сочи был проложен уникальный высокогорный газопровод. В результате было убрано более 900 угольных и дровяных котельных. Курорт стал не только самым нарядным и чистым городом страны, но и впервые в мире городом некурящих. Но самое главное – на Сочинский курорт были приглашены лучшие специалисты страны в области медицины, курортологии, туризма. На полную мощность заработал Сочинский институт курортологии и реабилитации, а мацестинские бальнеологические комплексы стали самыми популярными в стране. Практически всё престарелое руководство страны стало регулярно поправлять здесь своё здоровье. Тысячи людей, оздоравливаясь, с радостью публично оставляли в Сочи уже не нужные им костыли.

По существу, на гребне воронцовской волны в 80- годах Правительство СССР пошло на создание в Сочи первого в стране университета туризма и курортного дела, собрав для этого молодых учёных со всех концов нашей необъятной страны. Только для комфортного обеспечения иностранных туристов в городе трудились более 700 высококлассных специалистов, владеющих основными иностранными языками. Ежедневно в сторону Абхазии, Грузии, Кубани из Сочи на экскурсии отправляли около 600 комфортабельных автобусов, десятки пассажирских морских судов, в том числе на подводных крыльях. Курорт ежегодно посещало более пяти млн человек. С 6 часов утра все пляжи курорта уже были забиты курортниками. При этом общественный транспорт даже при большой нагрузке работал настолько чётко, что сочинцы по прибытии автобусов сверяли свои часы. Естественно, что подобные результаты были высоко оценены в мире. Например, когда в одной из зарубежных поездок мэр Сочи В.А. Воронков оказался в парламенте Японии и озвучил, сколько зелени приходится на одного сочинца, то все парламентарии этой особой искушённой заботой о сохранности природы страны, долго аплодировали стоя. Вряд ли хоть один мэр на всём постсоветском пространстве удостаивался такого отношения и тогда, и сейчас. Более того, когда в 70-х годах встал вопрос о проведении сложнейших переговоров о проведении сложнейших переговоров по ядерному сдерживанию и разоружению в мире, который в те време6на был ключевым для сосуществования дух мировых систем того времени, место переговоров был избран именно Сочи. После чего ООН присвоила Сочи редкое звание «Город-посланец мира», после которого к нам посыпались предложения от лучших мировых курортов о побратимстве.

Но жизнь не балует таких, как Воронков. Быть на виду у всей страны, конечно, почётно. Но, как свидетельствует опыт мировой истории, не всегда безопасно. Это известная истина во все времена. Человек ведь не только друзьями обрастает, когда вырывается вперёд, опережая своё время. Вячеслав Александрович практически всю эпоху перестройки провёл в тюрьмах и лагерях. Он вышел на свободу уже в другой стране, не только несломленным, но и, как показало время, гораздо более умудрённым и закалённым испытаниями человеком. Я это хорошо на себе прочувствовал, когда в то время мы задумывали в коммерческом банке «Сочи» большой проект «Чистый берег», Речь шла о возможном выносе железной дороги с береговой полосы в глубинные территории и более рациональном использовании земельных массивов под железнодорожными полотнами и полосами отчуждения для дальнейшего развития туристско-курортного комплекса. Уже в начале 90-х становилось понятным, что транспортная схема и дефицит пространства в прибрежной полосе Сочи начинали сдерживать его развитие. Многие ведущие курорты мира к этому времени уже высвободили свои прибрежные территории от железнодорожных полотен К большому сожалению, период развала СССР, непродуманных поспешных реформ, в том числе в туристско-курортной сфере в России, совпал с беспрецедентно стремительным развитием туризма в мире. Это резко притормозило развитие туризма в стране и выплеснуло из неё огромные турпотоки и финансовые ресурсы на развитие многочисленных зарубежных курортов. Естественно, что это негативно отразилось на развитии наших курортов. Поэтому с появлением в городе В.А. Воронкова мы с группой бизнесменов сразу предложили ему сотрудничество, понимая, что опыт и знания этого человека уникальны. Их нужно было активно использовать. Я увидел в Вячеславе Александровиче не просто умудрённого, глубоко знающего всю подноготную Сочи, но и совершенно уникального человека, мыслящего категориями далёкого будущего, зачастую не всегда доступными многим из нас. Его энергия казалась неиссякаемой и с годами только нарастала, воплощаясь в книги, стать, консультации, в которых он по-своему зашифровывал множество перспективных проектов, полагая, что их время ещё наступит. При этом Воронков был энергичен и целеустремлён, он заряжал всем этим окружающих, не уставая развивать идею всё более нарастающей зависимости развития экономики современных стран от состояния здоровья нации.

В.А. Воронков всегда внимательно следил за тем, что происходит в Сочи. Особенно в сфере градостроительства и инженерного обеспечения. Одновременно он тщательно сравнивал происходящее в Сочи с развитием туризма в мире. Живя весьма скромно, он в то же время с большим желанием всегда откликался на возможность побывать на лучших мировых курортах. Особенно в курортных городах – побратимах Сочи, в которых обычно его торжественно встречали. Как, например, это произошло в Ментоне (Франция), где в его честь был заложен памятный камень. И, как правило, эти встречи тут же превращались в дискуссии по современному обустройству курортов и перспективам их развития. В результате он наполнялся новыми идеями, привозя из таких поездок богатейшие материалы для своих размышлений, частью из которых он делился в своих интервью, статьях и книгах.

В этой связи порой грустно было наблюдать, когда дома он всё более мрачнел, когда калейдоскопически меняющиеся краевые и городские чиновники, прибывая в город для выпячивания своей значимости, снисходительно озвучивали свои намерения немедленно превратить «захолустный» Сочи в мировой курорт. Но далее укладки некачественной тротуарной плитки, ремонта фасадов и уборки окурков дело не продвигалось.

Только в периоды предвыборных кампаний в его старенький дом активно начинали наведываться очередные кандидаты в мэры и другие «важные персоны». В основном, чтобы затем использовать картинки «с Воронковым» в своих предвыборных мероприятиях. Эти ставшие в последние годы ритуальные действа он всё более скептически воспринимал, с нарастающей тревогой наблюдая, как растрачивается, растаскивается созданное природой предшествующим и его поколениями богатейшее, но не бездонное наследство. Внимательно изучая все доступные ему правительственные решения по нынешней практике реконструкции Сочи под олимпийский проект, он всё более опасался, что при таком подходе уникальные курортологические ресурсы Сочи будут закатаны в бетон, а поймы рек и некогда чистейшая морская акватория будут захламлены и преданы забвению. В то же время поспешно понастроенные огромные спортивные комплексы зимней направленности, особенно в прибрежной полосе, не будут востребованы туристами, на которых до сих пор держалось благополучие сочинцы, и они лягут неподъёмным грузом на хронически дефицитный бюджет города. Такая тревожная перспектива оставит без средств существования стихийно разрастающийся уже полумиллионный город, который жил и живёт только доходами от туризма, отравляла его последние годы жизни. Умирая, он мучительно искал пути выхода из создавшейся ситуации, ясно осознавая настоятельную необходимость перемен, способных возродить былую славу Сочи.

Какое же наследство нам оставил В. Воронков? Сразу отмечу, что моё видение не бесспорно, хотя в последние почти двадцать лет я с Вячеславом Александровичем тесно общался. Да и не по силам, наверное, это одному человеку. Воронков – это сегодня уже не просто бывший легендарный мэр. Это во многом ещё не раскрытая интеллектуальная глыба, которую нужно внимательно изучать для того, чтобы, как он говорил, «вспоминая будущее», правильно действовать сегодня в настоящем. Особенно в таком деле, как новая реконструкция города-курорта.

Масштаб и сложность задач, стоящих сегодня перед реконструкцией Сочи вполне сопоставимы с опытом реконструкции Сочи в 60-70-е годы прошлого века. И тогда и сейчас речь шла о том, чтобы умело вписать реконструкцию города-курорта в долговременные тенденции развития мирового туризма. Команда Воронкова при поддержке руководства страны блестяще справилась с такой задачей, обеспечив Сочи долговременную стратегию его развития.

Сравнивая нынешние действа с подходами команды В.А. Воронкова, нельзя не обратить внимания на несколько существенных отличий. Во-первых, прежде чем браться за реконструкцию Сочи, В.А. Воронков с товарищами вложили огромные силы и средства в тщательную разработку нового генерального плана развития курорта. Обращая основное внимание на повышение качества услуг и товаров, создаваемых в Сочи, и за счёт этого стараясь обеспечить рост их востребованности в стране и за рубежом. Поэтому разработанный и утверждённый генеральный план был нацелен на высвобождение от бараков прибрежной полосы курорта, комплексное развитие всей инженерной инфраструктуры города, а ему самому целенаправленно придавался садово-парковый облик. Одновременно крупномасштабные планы по повышению комфортности жизни сочинцев принимались для привлечения в Сочи лучших специалистов в области туризма и курортного дела. Весьма характерен стиль воронковского руководства. При нём рабочий день любого руководителя городского и районного масштаба должен был строго распределяться таким образом, чтобы как минимум его половина уходила на решение стратегических вопросов, определяемых новым генеральным планом. Любые отступления от этого подхода немедленно пресекались, потому что он не терпел никакой текущей суеты. Правомерно считая, что грамотно выстроить тактические действия может только тот, кому ясны содержание главной стратегической линии развития города-курорта и намеченные этапы её реализации. Любые сбои на том или ином участке работы городского хозяйства он рассматривал сквозь призму значимости происходящего для успешной реализации намеченной долговременной стратегии развития. Поэтому были нередки случаи, когда допустивший сбои человек поощрялся, так как заминки были связаны с поиском оптимальных решений для более успешного решения общей задачи. И наоборот, казалось бы, внешне благополучные рапорты о хорошей текущей работе его не устраивали, если выяснялось, что это сдерживало решение более крупных проблем. Такой стиль руководства предопределял то, что в его команду попадали в основном люди, которые органично сочетали в себе тактиков и стратегов. И здесь критерии подбора людей не ограничивались пониманием «свой и чужой», родственник или свояк важной персоны, как это всё чаще практикуется сегодня. Главное – это знания и умения творчески проводить в жизнь задачу развития курорта на любом участке работы, на любом предприятия, выводя его на уровень лучших мировых стандартов своего времени.

Второе характерное отличие заключается в том, что В.А. Воронков особое значение придавал тому, чтобы в ходе реконструкции использовались новейшие достижения в любой отрасли городского и особенно туристско-курортного хозяйства. Будучи сам по природе новатором, он того же требовал и от любого руководителя города, района или предприятия. Не важно – большое оно или маленькое. Например, при строительстве концертного зала «Фестивальный» он добился того, чтобы перекрытия его были выполнены из сверхпрочной стали. Для этого понадобилось в кратчайший срок пройти длинный путь получения такого материала, который использовался только для создания новейших образцов вооружений. Понятно, что многих это тогда шокировало. Тем более что речь шла о том, чтобы не куда-нибудь, а в создание курорта истратить дефицитнейшие для обороны страны ресурсы. И такие решения при Воронкове носили массовый, я бы даже сказал, необычно типичный характер. При этом многие общегородские объекты создавались таким образом, что после их сдачи они выдвигались на соискание различных общесоюзных и международных премий, а их авторы становились лауреатами самых престижных званий и наград. Естественно, что затраты времени и средств при таком подходе сторицей окупались. А инвестиционная привлекательность Сочи, как сказали бы сегодня, была одной из самых привлекательных в стране. Поэтому строить в Сочи было очень непросто, но весьма почётно. А сочинских строителей частенько привлекали на самые престижные стройки страны, правомерно считая, что сочинское – это самое качественное и передовое. Поэтому неудивительно, что при таких подходах Сочи стал быстро выходить на уровень лучших мировых курортов. Сравнивая с сегодняшним ходом реконструкции и строительством на курорте, нельзя не заметить серьёзные контрастные различия. Несмотря на , казалось бы, огромные вложения, Сочи всё более заметно утрачивает свои конкурентные позиции, потому что сегодня мы всё чаще сталкиваемся с хаотичной халтурной застройкой курорта. Порой вообще по сырым, не увязанным между собой. Проектам, не говоря уже об отсутствии до настоящего времени полноценного нового генерального плана и полном игнорировании старого. Всёразъедающая коррупция, из-за которой произошли кратные завышения пообъектных смет, вообще создало сюрреалистическую картину сочинской застройки. В этих условиях нагнетаемый сегодня в СМИ шум о создании на базе Сочи лучшего мирового курорта у Вячеслава Александровича нередко вызывал только горькую усмешку.

Третье заметное отличие видится в отношении к природе или, как говорят сегодня, к экологии. При Воронкове никого не удивляло, если стройка приостанавливалась из-за того, что проект переделывался, чтобы сохранить вековой дуб или другое какое-нибудь иное знаковое дерево, которое украшало местность и было уникальным или памятным. Сочинцы хорошо помнят дискуссии тех дней о проекте пуска по Курортному проспекту троллейбуса. Главное препятствие на пути этого проекта было то, что для его реализации нужно было убрать с Курортного проспекта всю зелень. Понятно, что на это при В.А. Воронкове никто не осмелился бы пойти. Проект после жарких споров в конечном счёте отложили до появления новых транспортных технологий, которые можно будет вписать в город, не уничтожая его зелёный наряд. Характерно, что по той же причине В. Воронков не дал развернуться проектировщикам генплана 1967 года на Имеретинской низменности, которая из-за её внешней привлекательности свободного пространства также притягивала к себе любителей что-нибудь здесь построить. Но любой инициатор подобных проектов наталкивался на такие вопросы: «Есть ли у вас технологические решения сохранения при этом уникальных запасов иловых лечебных грязей? Ясна ли вам гидросистема этого необычного геологически сложного территориального пятна с близко подходящими к нему глубинными каньонами в акватории моря?» И не получая ответов на эти и другие подобные вопросы, он делал всё, чтобы отвести угрозу освоения таких участков, так как это могло нанести непоправимый ущерб экосистеме и тем самым курортному потенциалу Сочи. Несколько иначе поступают нынешние быстро появляющиеся и исчезающие с подачи краевой администрации мэрские команды. В результате во многих местах, например в зоне прибрежной полосы, откуда Воронков убирал бараки, сегодня торчат уродливые высотки «элитного» жилья. Ещё более печальную участь предсказывал В.А. Воронков для Имеретинской низменности, освоить которую решили примитивной засыпкой всего живого 3-метровым слоем инертного материала, одновременно разрушая портовыми сооружениями уникальную пляжную полосу курорта. Известно также, что он был решительным противником строительства баснословно дорогой и нужной только для двухнедельного действа зимней Олимпиады – 2014, сдвоенной автомобильно-железной дороги Адлер-Красная Поляна по левому берегу заповедной реки Мзымты. Причём, возражая, он предлагал два других варианта дороги, так как считал избранный для реализации проект не просто экологически неприемлемым для курорта, но и чрезвычайно опасным для проведения самой олимпиады. По его мнению, ни в коем случае нельзя сводить все транспортные потоки с побережья в горную зону в один единственный транспортный коридор по дну самого непредсказуемого и опасного горного ущелья, в том числе и тоннельным образом. Под подошвами этих дорог находятся гигантские и неизведанные карстовые пустоты. Туда при сейсмических катаклизмах могут уйти и транспорт и люди. Кавказские горы самые молодые. Сочи находится в очень опасной сейсмозоне. Характерно, что в последние годы жизни, хорошо понимая нарастающую транспортную перегрузку особенно прибрежной зоны курорта, Вячеслав Александрович для улучшения экологии курорта и повышения его привлекательности работал над проектом создания городской сети канатных дорог. Предполагая не только поднять туристские потоки над городом, давая туристам возможность насладиться его красотами и первозданностью окрестностей, но и одновременно значительно разгрузить перенасыщенные транспортные артерии. Более того, в перспективе он надеялся связать таким образом не только Сочи с горнолыжными курортами северного склона Западного Кавказа, но и курортными городами Северного Кавказа. Это, по его мнению, позволило бы лучше сохранить природу и красоты Кавказ ,не подрывая устойчивость этой уникальной экосистемы автомобильными и железнодорожными трассами и тоннелями.

Конечно, можно и далее перечислять и раскрывать отличия подходов к реконструкции курорта в эпоху Воронкова В.А. и практикуемых сегодня. Но, по большому счёту, не в этом суть. Говоря о наследстве В.А. Воронкова, нужно исходить из того, что оно далеко не сводится к важному эпизоду его жизни, когда он руководил городом в 60-70 – е годы. Оно гораздо шире и значительнее градостроительного прорыва Сочи на пороге больших перемен в сфере туризма в мировой экономике. Его активная жизненная позиция среди многих бывших и настоящих руководителей города беспрецедентно поучительна своё конструктивностью и полезностью И чем больше в городе творилось градостроительного беспредела и невежества, тем громче и яснее звучал его протестный голос. При этом в его выступлениях, статьях, книгах генерировались не только альтернативные предложения, основанные на глубоком знании предмета спора, его истории, но и осмысления контуров его будущего. И те, кто был с ним близок, хорошо видели, как ему это всё давалось, какого напряжения сил и мужества всё это требовало. Нередко это было на пределе человеческих возможностей. Но, невзирая ни на какие предупреждения и внешние обстоятельства, идя наперекор любым политическим инсинуациям, он вступал в бескомпромиссный спор с любым оппонентом, защищая и отстаивая те варианты развития Сочи, которые считал перспективными.

И, наоборот, аргументированно обрушивался на то, что считал вредным и негативно влияющим на престиж его любимого Сочи. Эта часть деятельности Вячеслава Александровича, когда он уже не занимал административных постов, важна и востребована сегодня для всех нынешних и особенно будущих поколений сочинцев. Более того, это не просто население – это достояние Сочи и сочинцев, способное генерировать в людях, особенно молодых, созидательные, творческие подходы на благо нашей страны и любимого Сочи, ради которого почти 85 лет взволнованно стучало его большое сердце.

Владимир Шарафутдинов

Tags:

promo zm_sochi may 14, 2014 13:12 33
Buy for 200 tokens
По мере сил стараюсь информировать друзей, знакомых, партнеров и просто наших сограждан о том, зачем вообще курорт Сочи нужен стране и в чем отличие между отдыхом в Турции (кстати, одной из моих любимых стран в плане отдыха) и поездкой в санаторий или пансионат с лечением в Сочи... :) Сочи…

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars