Дмитрий Богданов (zm_sochi) wrote,
Дмитрий Богданов
zm_sochi

Окно из Европы. Часть I

Я очень люблю разные исторические материалы о том, что в прежние века писали о нашей стране посещавшие ее иностранцы. Когда начинаешь внимательно изучать эти источники, то очень многое из сегодняшнего дня становится более понятным. А это уже впрямую помогает при принятии решений.

Сегодня хочу познакомить вас, дорогие гости моего блога, с замечательной публикацией Александра Аничкина в журнале "Огонек"!


Окно из Европы

Почему нас так не любят на Западе? Кто и как формирует взгляд на Россию на Западе? На это поразительный ответ дает вышедшая не так давно в Лондоне и совершенно не замеченная у нас книга.

- Когда мне прислали на отзыв книгу Энтони Кросса со скучным названием "В землях Романовых: аннотированная библиография англоязычных первоисточников с рассказами о Российской империи (1613-1917)", энтузиазма поначалу не возникло: ну что такое библиография — список литературы, автор, заглавие, год издания, краткая аннотация... Но как только начал просматривать книгу британского историка, ведущего специалиста в области отношений России и Запада, понял: это настоящая сокровищница не только для всех, кто интересуется историей, но и для тех, кому небезразличен "образ России" за границей.

В 440-страничной публикации представлено более 1200 источников, сюда вошли только письменные свидетельства людей, побывавших в России в период романовского 300-летия. Поражает их число и разнообразие: это записки предпринимателей и военных, врачей и домашних учителей, инженеров и архитекторов, искателей приключений и серьезных географов-исследователей. Это не просто рассказы о себе в России, а еще и о том, как переплетались судьбы российской и западной цивилизаций. И ответ на популярный нынче вопрос: почему нас на Западе не любят?

От Кюстина до obshchina

Книга Энтони Кросса при внимательном прочтении — это, по сути, сборник кейсов, из совокупности которых складывается образ целой страны. Нашей страны. И вот как любопытно получается. В одном случае почти случайная, легкомысленная книженция, плод быстрой пробежки под развесистыми клюквами России становится ключевой в формировании представлений иностранцев о нашей стране — и даже у нас о самих себе. В другом случае правительство выдает грант на вдумчивое исследование, снабжает благожелательного автора фундированными материалами, выделяет сопровождающих — хотели как лучше, а на выходе получается наоборот. Книга не только не производит ожидаемого эффекта, но даже становится идейным источником противников режима.

Такая история получилась с двумя книгами о России времен обожаемого сейчас русскими правыми Николая I. Первую, "Россия в 1839 году" (вышла в 1843 году), написал французский маркиз Астольф де Кюстин, пробывший у нас всего-то недолго. Маркиз припечатал русских как варваров, едва прикрытых европейским лоском. Оттуда, в частности, пошла гулять знаменитая фраза "поскреби русского — найдешь татарина", хотя, по всей видимости, не он ее придумал. Кюстин писал, что русские "вроде дрессированных медведей, которые только заставляют тосковать о медведях диких". Папе и дедушке де Кюстина революционеры отрубили головы гильотиной, и он ехал в Россию за аргументами против выборной демократии. Но пришел в ужас от страны рабов, страны господ. Правда, его впечатления могло окрасить в негатив то, что гидом у него был польский человек, не смирившийся с гибелью родины в трех имперских разделах.

Многие тогда в России увидели в книге Кюстина оскорбление великой державы, говоря сегодняшним языком — русофобский экстрим. Другие — точную картину самодержавной тюрьмы при Николае I. Третьи — глубокое эссе на тему государства и демократии. Его брошюру даже сравнивали по глубине с "Демократией в Америке" Алексиса де Токвиля, вышедшей незадолго до поездки Кюстина в Россию. После первой публикации книга маркиза выдержала шесть переизданий, была переведена на английский и немецкий, сразу стала известна по всей Европе и в России, хоть и была у нас запрещена (полностью книга на русском вышла только в 1996 году!).

Царское правительство пыталось сгладить эффект от зловредной книжки. За казенный счет опубликовали во Франции несколько контрброшюр против маркиза. Наконец, узнали, что в Пруссии есть барон, разглядевший у славян некую соборную организацию сельской жизни. Этого барона, Августа Гакстгаузена, срочно вызвали написать подробную книгу о русской особости. Николай выделил ему огромное в тех деньгах пособие в 1500 рублей, приказал дать материалы и официальных сопровождающих. Гакстгаузен в 1840-х проехал 11 тысяч верст по России в сопровождении царских сановников, обозрел подробно крестьянскую жизнь и хозяйства помещиков и обнаружил, что в России есть obshchina, которой на фермерском Западе нет. Позднее в словаре Брокгауза и Ефрона о нем так и напишут: "Впервые открыл у нас общину".

Барон написал заказную книжку, и на издание его работы на немецком языке царское правительство выделило 6 тысяч рублей. Книга почти сразу же вышла потом на французском и английском (на русский, впрочем, ее переводить не стали: что-то заказчика в ней все же настораживало). Работа Гакстгаузена под скучным названием "Исследование внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений России" и у нас, и на Западе известна куда меньше, чем опус де Кюстина, но влияние оказала на дальнейший ход споров о будущем России не меньше, если не большее. Общинный строй у нас и раньше знали, но о том, как на самом деле живут крестьяне, в России тогда почти забыли. Как потом объяснял Ленин, "страшно далеки они были от народа". И вот когда уже после смерти Николая, в разгар споров о предстоящей отмене крепостного права, некрасовский "Современник" опубликовал отрывки из книги, посвященные крестьянской общине, революционеры-народники увидели в ней готовую ячейку социализма, возможность догнать и перегнать Запад, перескочив в счастливое будущее без промышленного пролетариата и его диктатуры. Герцен клялся общиной, Маркс интересовался. А патриоты-славянофилы в том же самом увидели противоположное: доказательство особости России и ее пути, отличного от индивидуалистичного, бездуховного Запада. Так и спорили до самой революции и даже после. Ну а потом вместо общины устроили нам колхозы.

Вот так два разных иностранца, один явно антипатично настроенный к России, другой явно благорасположенный и к тому же проплаченный "царским госдепом", дали пищу для яростных споров, которые мы и сейчас не закончили.

Крымский нюанс

Крымская война 1853-1856 годов (некоторые историки называют ее настоящей первой мировой, прототипом будущей) обозначила и новый вал публикаций о России. Это связано не с одним размахом событий, но и с развитием технологий. Начинал действовать телеграф — "интернет" XIX века: корреспондент "Таймс" передавал репортажи с места событий, репортажная фотография делала первые шаги, каждый образованный человек считал за обязанность оставить отчет о пережитом.

Среди публикаций о Крымской войне, указанных в книге Кросса, обратил внимание на отчеты британских морских офицеров, попавших в плен в мае 1854 года после бомбардировки Одессы (тогда корабль "Тигр" сел на мель и его взяли русские). Один из пленных моряков, Уильям Беркхардт Баркер, родился в Таганроге, родители его были немцами, но британскими подданными. Вот как бывает! В плену Баркер участвовал в светской жизни Одессы, подружился с местным обществом, а условия плена светской галантности не мешали. Другое свидетельство — в воспоминаниях Альфреда Ройера, также пленного офицера с "Тигра", у которого судьба сложилась еще круче: его отправили в Москву, а затем в столицу (в Петергофе он был представлен царю и отпущен домой в Англию). Его мемуары в 195 страниц вышли в сентябре 1854 года и стали, по всей видимости, бестселлером — до конца того же года выдержали шесть (!) переизданий. Та война оставила не столько взаимную неприязнь, сколько породила будущий взаимный интерес и сотрудничество.

Продолжение здесь!
Tags: история, примеры из-за рубежа, стоит прочитать, уроки истории
Subscribe
promo zm_sochi may 14, 2014 13:12 33
Buy for 200 tokens
По мере сил стараюсь информировать друзей, знакомых, партнеров и просто наших сограждан о том, зачем вообще курорт Сочи нужен стране и в чем отличие между отдыхом в Турции (кстати, одной из моих любимых стран в плане отдыха) и поездкой в санаторий или пансионат с лечением в Сочи... :) Сочи…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments